Слонёнок готовится к своему первому самостоятельному опасному путешествию. Он наедается впрок, одевается потеплее, вооружается саблей и фонарём, прощается с родителями и отправляется… в свою спальню — один, без взрослых!

Наполненная юмором, теплотой и уютом большого, немного  викторианского, слоновьего дома книга «Храбрый слонёнок» впервые увидела свет в 1960-м году.

За полвека истории про слоненка были переведены на несколько языков и стали международной классикой детского чтения. А в 2015 году книга «Храбрый слонёнок» была удостоена премии Андерсена – самого важного приза в детской  литературе

Серия: вне серии

Возрастная маркировка:
дошкольный и младший шк. возраст

Рекомендуемый отдел:
детская литература, книжки-картинки, классика детской литературы

М.: Самокат, 2017

Переплет, 48 с., 206*216 мм

978-5-91759-643-3

Об авторах:

Сесил Джослин и  иллюстратор Леонард Вейсгард – звезды детской американской литературы пятидесятых.

 

Сесил Джослин в конце 1940-ых – начале 1950-ых работала обозревателем детской литературы, а позже вышла замуж за писателя Эла Хейна и сама стала писать детские книги. В 1959 году одна из ее книг, «Что ты говоришь, дорогая?»  с иллюстрациями  Мориса Сендака  получила престижную премию медаль Кальдекотта. Сесил Джослин написала много историй для детей под своим именем и под псевдонимом, некоторые  - в соавторстве с мужем. У пары было трое детей. Кроме того, она служила помощником продюсера в фильме «Повелитель мух» Питера Брука (1963 года).

Леонард Вейсгард - знаменитый иллюстратор и обладатель престижной медали Кальдекотта, присуждаемой за лучшую иллюстрированную детскую книгу. Он проиллюстрировал более чем  200 детских книг. Вейсбарг работал в многих техниках и жанрах. Кроме книг он делал иллюстрации для журналов The New Yorker and Harper’s Bazaar, вместе с женой делал костюмы для постановок балетов в театре Сан-Франциско, сам писал детские книги под псевдонимом Адам Грин, читал лекции и много работал с Американской библиотечной ассоциацией.

Однажды он сказал в интервью, что книги всегда, сколько он себя помнит, были для него источником истинной магии среди дикости и неразберихи нашего мира.