Роковые годы России: 1812. Документальная хроника

В наличии
Книга впервые в отечественной литературе представляет собой опыт событийной канвы 1812 года, на большую часть которого пришлась война, ставшая центральным событием в жизни сословий российского общества. Помимо событий на полях сражений, книга включает в себя и события на первый взгляд не столь масштабные, но не менее важные для характеристики повседневного бытия русского общества

"Роковой, незабвенный год", — так писал о нём Н. М. Карамзин. Год, когда зревшее противостояние двух великих держав Европы привело, наконец, к открытому противоборству...

Война, охватившая большую часть 1812 года, могла стать во многом такой же, как и прочие в начале XIX столетия. Война, как столкновение политических интересов могла явиться событием, участия в котором населения страны и не потребовалось (оно почувствовало бы на себе её тяготы разве что во внеочередных рекрутских наборах и "милиции", как бывало в прошлом). С обеих сторон война могла бы так и остаться войной "за принципы"ю

Нашествие "двадесяти языков" на Россию выглядит в известной степени случайностью или недоразумением. Войны, которые велись с начала XVIII века, большей частью развивались на сопредельных территориях: так было в противоборствах со Швецией, Портой Оттоманской, Персией или той же Францией. Но эта война с самого начала развернулась на полях России, став, так сказать, "войной внутренней".

Парадокс в том, что союзник (Наполеон) войны не желал и деятельно стремился её избежать. Но все-таки её начал, однако не могло быть и речи о каком-то бы то ни было национальном порабощении или уязвлении религиозных чувств русского человека. Тем не менее, во всех слоях российского общества это столкновение почти с самого начала стало восприниматься как священная война против "безбожного супостата", несшего с собой "порабощение".

Происшествия роковой годины разом затронули судьбы многих и многих людей, резко изменили привычный строй жизни, надолго заслонили все прочие события мировой истории. Происходившее поражало воображение современников своей несообразованостью, ужасом и даже апокалипсичностью:

"

Позднейшее потомство будет говорить о 1812 годе, как мы теперь говорим о всемирном потопе. Тогда окружённый ковчег спас Ноеву семью; здесь же объятая пламенем Москва спасает наводнённую, так сказать, злодеями безбожием и ужасными бедствиями Европу. Глаза Вселенной были обращены на Наполеона и на Россию: на него с ужасом — на нас с надеждой и упованием. (Русские и Наполеон Бонапарте, или Разсмотрение нынешняго обладателя Франции с Тильзкого мира по изгнание его из древней Российской столицы... / Писано Московским жителем 1813 года

"

 Лучшие свойства человеческой души и самоотверженность поступков, сопряжённые с трудами на благо Отечества, обнаружили себя в ту пору, рано, как и стремление приписать собственные просчёты случайностям войны, а ответственность за неизбежные в подобных случаях злоупотребления перед казной или имуществом ближнего переложить на противоположную сторону.

Соображения тогдашней политики стали непреодолимым препятствием на пути возможных, ожидавшихся и начатых перед войной, важных государственно-общественных перемен. Война властно отодвинула всякие предположения на сей счёт, и в этом смысле год 1812 в череде прочих лет явился, несомненно, годом более чем роковым.

Заказ в один клик