серия "Роковые годы России" Год 1740. Документальная хроника

В этом тихом 1740-м году уместились события значительные и трагичные: один из самых жутких (и всё ещё загадочных) политических процессов — над Артемьевым Волынским, завещание императрицы и его тайна; объявление императором двухмесячного младенца Иоанна Антоновича; официальное установление регентства (впервые в России) Эрнста Бирона, попытки свергнуть его, и, наконец, ночной переворот и арест диктатора фельдмаршалом Минихом; отстранение от власти Миниха и правление Анны Леопольдовны, по воле которой, началась Великая Оттепель, одна из первых в стране, о чём до сих пор ничего не известно.

Год, о котором мы рассказываем, необычен ещё по причинам, представляющим дополнительный исторический интерес. 

С одной стороны, всё, что, относилось к царствованию Иоанна Антоновича, уничтажалось по приказу императрицы Елизаветы, свергшей и арестовавшей императора Иоанна Антоновича и его родителей: переплавлялись монеты с изображением царственного младенца, изымались и уничтожались указы и манифесты, изданные от его имени, все они стали величайшей биографической редкостью и отыскивались десятилетия и даже столетия спустя. 

По приказу самодержицы жители Петербурга обязаны были сдавать портреты, книги, листы с присягой Иоанну; после чего на Васильевском острове устраивались огромные костры, где всё это сжигалось. Тем, кто сохранял монеты с изображением или вензелем императора-младенца, — грозили отрубить руку! (Впоследствии собиратели за одну серебренную полтину с изображением Иоанна Антоновича давали бешенные деньги.)

С другой стороны, этот пробел в истории России заставил исследователей второй половины XIX века особенно тщательно изучать архивы, — и отечественные, и зарубежные — в результате чего были обнаружены не только документы, казавшиеся навсегда утраченными, но и множество новых, совершенно неизвестных. 

Благодаря этому мы знаем об описываемой эпохе необычайно много — в самых разнообразных и художественно выразительных подробностях: как управлялась Россия, как жили и общались между собой, как проходили торжества и празднества, театральные представления; знаем весь быт и бытиё — то, что редко о каком-нибудь другом дальнем времени известно в такой полноте. 

Воистину о годе 1740-м можно сказать: необыкновенный, насыщенный, таинственный, трагический...

Заказ в один клик